news-preview

Дмитрий Краснов: «Нужно понимать, что ты перед зрителем несёшь ответственность»

Фото: Максим Коротченко

Дата: 11 июля 2018 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина Источник: «Газета ВОЛГА»

На ведущем телеканале астраханского региона «Астрахань-24» он – с момента основания. Портфолио молодого специалиста уже тогда, при устройстве на работу четыре года назад, впечатляло. Тем не менее, руководство отправило доказывать делами. А уже через месяц его утвердили в должности главного режиссёра. К себе и к фильмам у него строгие требования. Какие? Дмитрий Краснов приоткрыл шторки на окнах телевизионной кухни.

В кадре – босс

- Один из ваших самых успешных проектов – «Астраханская губерния. 300 лет на службе Отечеству». Восемь документальных фильмов, в среднем по 15 минут. Как удалось в небольшой хронометраж уложить столь длительный отрезок времени – с 1717 года по наши дни?

- Мы опирались на контент, мало известный астраханцам. Его знали только историки, глубинно занимающиеся краем. Выбирали то, что наиболее интересно и то, что мы можем реализовать. Мы ведь не «Мосфильм» и не имеем ресурсов собрать огромную массовку, переодеть всех в костюмы, выкатить пушки. По пути реконструкции пошли сразу, это фишка нашего телеканала. Мы понимали, что в существующих условиях должны сделать всё максимально близким к правде.

- Среди актёров лишь два профессионала: ведущий Юрий Ашаев и закадровый голос Сергей Тараскин. Остальные – астраханцы-добровольцы. Как вы доносили до них свои режиссёрские требования?

- Самый простой способ – давать людям задачу, исходя из того, что ты увидел в них. Он не идеален для работы с профессионалами, но в данном случае, когда каждый раз новые актёры, мы можем себе позволить идти от их типажа. Грим, костюм – и человек преображается фактурно, начинает ощущать себя в соответствии с ролью. Совпадениям, когда проявляется природный дар людей, удивляешься и радуешься. Вообще, от энергетики астраханцев шла безумная отдача: они приезжали даже из отдалённых сёл и были счастливы сняться даже в секундном эпизоде.

- Каково было руководить руководителем на съёмочной площадке? Я про гендиректора канала Александра Ральникова в роли инженера-проектировщика Старого моста.

- Он у меня не первый руководитель в кадре. В проекте «Дома, которые помнят войну» эпизодическую роль известной актрисы Астраханского драматического театра играла Елена Ульянова, которая тогда была директором. Если один раз получилось – почему бы и нет. Главный на площадке – режиссёр, иначе весь фильм развалится. Если каждый на съёмках становится режиссёром, значит, ты плохой режиссёр.

Не ради гонорара

- Насколько важно, чтобы телевидение вызывало у людей эмоции? Есть ли у вас какие-то свои хитрости в этом плане?

- Профессионал может заставить человека почувствовать какие угодно эмоции, подбирая последовательность кадров, музыки, титров, следуя правилам или нарушая их. Иногда ты видишь собственный фильм, знаешь, как он снимался, но на тебя всё равно начинают работать твои же приёмы – ты уже видишь всё глазами зрителя. Нужно понимать: ты перед зрителем несёшь ответственность.

- Цикл фильмов об истории Астраханской губернии как-то повлиял на вас, стали ли вы как-то по-другому относиться к ней?

- Наш директор Александр Ральников имеет образование историка, главный сценарист Натэла Зубченко – тоже, я – сын историка. Когда мы приступали к работе, мы уже определённые вещи знали. Нам хотелось всё это рассказать. Если проект интересен тебе, им проникнется и зритель. И наоборот. Если задача тебе изначально не интересна, ты должен подумать, как заинтересовать себя, либо не подписываться под это вообще. Потому что делать спустя рукава, лишь бы забрать гонорарную часть – это непрофессионализм.

- В чём, на ваш взгляд, секрет успешного современного документального фильма? Каким он должен быть? Сейчас ведь «документалка» не такая, как несколько десятилетий назад…

- Естественно, техническая составляющая меняется. Попав в XIX век, мы бы с изумлением смотрели те фильмы: просто камера, поставленная где-нибудь на площади, запечатлела тот или иной момент. Сейчас смотришь «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота» и думаешь: ну и что? Но тогда это был прорыв! Потом появились сюжетные фильмы. Они походили на театральные постановки, но и они были очередным прорывом. Дальше – монтаж, цвет, звук… Неизменным остаётся лишь смысл, вкладываемый в содержание, и твоё мастерство как режиссёра. В наше время всё сложнее перед зрителем зарабатывать доверие, уважение.

Критика болезненна

- Какие ТВ-продукты смотрите вы сами? Только ли это российские работы или, может быть, зарубежные тоже?

- Очень многое смотрю в интернете. Он, в отличие от телевизора, предоставляет мне возможность выбора. Но иногда включаешь телевизор, и натыкаешься на шедевр – не обязательно современный. И учишься у его создателей, которых, быть может, уже нет в живых. Это могут быть и западные фильмы. У человека искусства национальности нет: спорят между собой политики или нет, ты, видя истинное искусство, забываешь, в какой стране оно сделано, просто восхищаешься. Очень люблю короткие формы: рассказать целую историю за 1-2 минуты или за 20 секунд – задача сложная.

- Телеканалу «Астрахань-24» только исполнится пять лет, а в копилке уже три «ТЭФИ-Регион». Признание в виде наград важно для профессионала?

- «ТЭФИ» для телевизионщиков России – как «Оскар» для кинематографистов. В жюри академики, и они действительно спорят, голосуют, выбирают лучшие работы со всей России – там нет никаких подводных камней. Причём конкуренция в «ТЭФИ-Регион» в десятки раз жёстче, чем в большом «ТЭФИ», где соревнуется лишь около 20 каналов. Так что если тебя отобрали в какой-то номинации – это уже достижение. Когда объявляют победителей, это такие эмоции… Остаётся последняя номинация, и вдруг раздаётся: «Телеканал «Астрахань-24», – и тебя просто взрывает.

- Как вы относитесь к критике? Стоит ли творческому человеку прислушиваться к тому, что пишут непрофессионалы в интернете?

- «Пусть критикуют, мне всё равно», – это лукавство. Критика болезненна. Профессионал отличается от непрофессионала тем, что он никогда не станет советовать, если его об этом не просили или если он не находится в дружеских отношениях с автором. Если идёт критика в социальных сетях – ты сам виноват, выложил на всеобщее обозрение. Мы должны быть готовы к критике, и в идеале она должна быть конструктивной. Когда ты критику просеиваешь, у тебя остаётся 5% полезной информации. Но она очень ценна. И ты идёшь с ней дальше и растёшь.

По сценарию звезды

- Как-то вы сказали, что завидуете федеральным проектам и их огромными возможностями, вплоть до создания декораций специально под съёмки. Тем не менее «Астрахани-24» удаётся создавать достойные проекты. Значит ли это, что творить на уровне можно и в регионах?

- У меня есть болезненный пунктик. Когда я слышу стенания в стиле «Я бы мог сделать блестящий продукт, но мне не хватает ресурсов/денег, мне не дают/это невозможно» я всегда говорю: «Ребят, значит, вы не особо хотите». Если бы вы хотели, вы бы сделали декорации из бумаги, скотча, палок и оправдали это для зрителя, придумали бы перфоманс на любой более или мене подходящей площадке – хоть на улице, сняли бы на телефон, выложили в интернет и «порвали» бы всех. Я мечтаю, чтобы армии бегали под моим началом, чтобы всё было натурально, как у Бондарчука в «Войне и мире». Но если нет таких ресурсов? Всю жизнь сидеть и ждать когда они с неба свалятся? Нет. Идёшь и работаешь, и думаешь, как сделать по-другому.

- Ваша коллега Инна Муратова высказала мнение, что вы абсолютно киношный режиссёр. Хочется ли вам попробовать себя в съёмках полнометражного художественного фильма?

- Я уже снимал два художественных фильма – новогодние, единственные в регионе на тот момент. Но они музыкально-юмористические. Конечно, любой режиссёр хочет получить «Оскар» или что-то подобное. Мечта есть, и есть заготовки съёмки фильмов. Пока – короткометражных. Надо попробовать короткий метр, потом уже – большой. Короткий метр – это ещё и пропуск на фестивали, на них могут предложить что-то большее. Но это вопрос ресурсов – времени и моральной подготовки. На фестиваль надо идти со стопроцентной уверенностью, что сделал всё хорошо: если несколько раз распишешься в том, что ты непрофессионал, дальше тебя просто не будут смотреть. Разрешение реализовать свои сценарии мне дали сценаристы федерального уровня. Один сценарий – от серьёзного, как минимум, всероссийски известного писателя. Не оправдать это доверие нельзя.