Дух вождя будетлян: кто хранит наследие Велимира Хлебникова
Дата: 03 ноября 2018 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина Источник: «АиФ-Астрахань»

Небольшой кабинет, на столе – чашка кофе. С портрета смотрит великий хлебниковед Рудольф Дуганов. «Он иногда таким ледяным душем окатывал за плохо поданные материалы», – улыбается Александр Мамаев, ныне старший научный сотрудник, а ранее – заведующий Дома-музея Велимира Хлебникова. В нём он четверть века, с момента создания.

От Лиона до Сан-Паулу

Александр Александрович заинтересовался творчеством поэта и прозаик, философа и учёного, один из основоположников русского футуризма и крупнейшей фигуры авангарда в 29 лет.

- Когда я оканчивал институт, вышел маленький томик Велимира Хлебникова. Там приводились футуристические стихи, самые сложные. Я наугад раскрыл томик и – без двух минут филолог – растерялся. Попал на страницу, где были сплошные неологизмы, ничего не понял, и захлопнул его на целых 8 лет. И только в 1969 году в октябре я снова к нему вернулся.

Земляк открылся Александру Мамаеву неожиданным зигзагом, через французских неоклассиков. Шарль Бодлер, Артюр Рембо, Поль Верлен, Лотреамон, Тристан Корбьер – сначала выпускник филфака зачитывался их стихами, специально выучил французский язык. Позже у него родилась научная гипотеза: Хлебников вышел не из русского, а из французского символизма. Его доказательства принимаются на уровне европейских университетов.

Писать прозу будущий известный астраханский хлебниковед начал в 52 года. С тех пор вышло порядка 160 научных статей, некоторые из них опубликованы в университетах Лиона, Амстердама, Бристоля, Флоренции и даже в бразильском Сан-Паулу. Издано 10 книг. Первая из них – «Астрахань Велимира Хлебникова». Недавно она выиграла премию «Александр Невский», а до этого экспонировалась на вернисажах в Париже, Мадриде, Москве, Праге, Варшаве.

Поговорка «Не было бы счастье, да несчастье помогло» иллюстрирует то, как Александр Александрович нашёл своё призвание. Он работал учителем русского в исправительно-трудовой колонии №10, но с перестройкой его сократили. И тогда он обратился в Астраханскую картинную галерею, зная, что идёт подготовка к созданию музея Хлебникова в качестве её филиала. И – чудо: в филиал как раз требуется смотритель.

- Зачислили на минимальную зарплату, естественно. Но это был музей Хлебникова! Я не ожидал, что всё сложится так удачно. 22 июля 1992 года – знаменательная дата для меня», – вспоминает Александр Мамаев.

Через год ему предложили заведовать, он согласился не сразу – сомневался, сможет ли.

Подлинность – превыше всего

Александр Александрович готовит к изданию книгу на 500 страниц об истории дома-музея, вносит правки в макет. Показывает исписанные от руки листы бумаги формата А4. Их больше 20-ти. Это дополнения, предыстория о борьбе за открытие музея – то, что было до него.

- Что явилось толчком? Пожалуй, – цитирует он, – первым импульсом, давшим ход этому событию, явился литературный вечер, посвящённый 90-летию со дня рождения Велимира Хлебникова в малом зале Астраханской консерватории. Он прошёл 3 июня 1976 года.

В 1977 году в Астраханской картинной галерее состоялась выставка художницы Веры Хлебниковой, младшей сестры поэта. Вместе с её живописью и графикой экспонировались издания Велимира Хлебникова, фотокопии редких снимков, скульптуры. Тогда-то и прозвучала мысль о создании в Астрахани дома-музея. В 1979-м приняли соответствующее решение, а в 1988-м распорядились о передаче площадей в доме №53 по улице Свердлова под мемориальную квартиру. Открытию музея также способствовали публикации в прессе ратовавших за это людей: Александра Парниса, хлебниковеда с мировым именем, крупнейшего исследователя русского авангарда, и журналиста Владимира Радзишевского.

19 октября 1993 года мемориальная квартира впервые распахнула свои двери. Через год племянник Велимира Хлебникова – Май Митурич-Хлебников – передал в дар свою коллекцию. Около тысячи единиц хранения! Это преобразило музей. Ценнейшие экспонаты – прижизненные издания Велимира Хлебникова, его личные вещи (карандаш, ручка из ветки вербы, галстук, подаренный Владимиром Маяковским, томик стихов Уолта Уитмена, две деревянные фигурки – изделия русских умельцев, книги и открытки из коллекции поэта), фамильная библиотека, семейный фотоальбом, художественные полотна Веры Хлебниковой.

Разрабатывала концепцию, оформляла выставочные залы Калерия Чернышёва, Александр Мамаев занимался сбором научного материала.

- Нам советовали спрятать оригиналы. Но до сих пор выставлено 80% оригиналов. И это правильно.

Идеально сохранилась и сама квартира: родной паркет из тёмного дуба, по которому ходил Велимир, голландские печи, у которых приезжая к родителям, он отогревался, вечный странник, голод, холод испытал он, поездки на крышах вагонов, ночёвки на голой земле.

Изучая книги семейной библиотеки, испещрённые пометами поэта, Александр Александрович открыл новые автографы, ввёл их в научный оборот.

- И зарубежные, и русские хлебниковеды – мы раскачивали глыбу непризнания Хлебникова, пока не свалили её. Теперь никому в голову не придёт закрыть музей Хлебникова. Хлебников уже всемирно признан.

Визитная карточка Астрахани

Проект создания музея шёл через препятствия. Решение разместить экспозицию в квартире, где проживала семья Хлебниковых, чуть было не изменили в 80-е, когда нужно было реставрировать здание. Первые пять лет после открытия не все жильцы были довольны тем, что теперь на первом этаже их дома музей.

- Музей будет всегда, – акцентирует внимание Александр Мамаев.

Потому что он и люди, которые были рядом, единомышленники, верили в силу и значимость мемориальной квартиры, дважды спасали её. Сначала соседи затопили. По счастью разрушили лишь туалет и кладовку. Однако работать и проводить экскурсии, когда сверху льётся, всё же невозможно. Деньги на ремонт удалось изыскать, они пришли в лице спонсорской помощи астраханского «ЛУКОЙЛа». Затем – невыполнимое предписание от пожарников: заменить все потолочные перекрытия с деревянных на железобетонные и вместо двух окон сделать две пожарных двери, а это значит отселять жильцов и вносить изменения в конструкцию исторического здания, не говоря уже о миллионных финансовых затратах. В итоге – компромисс: заменить перекрытие только на веранде. С финансированием опять помог «ЛУКОЙЛ». А последняя масштабная реставрация прошла в 2013 году благодаря усилиям директора Астраханской картинной галереи Ирины Перовой.

В свою следующую четверть века музей вступает без тревог, отмечает юбилей ярко, событиями с участием деятелей науки и искусства мирового значения, международными проектами. Имя Велимира Хлебникова постепенно превращается в визитную карточку Астрахани, а поэт, спустя годы забвения, приобретает всё большую популярность.

- То, что Хлебников сложен для восприятия, что он не для всех – это голос лености, желание отмести с порога, не разбираясь, – считает Александр Александрович. – Экспериментальные футуристические стихи – не всё его творчество. Советую астраханцам приходить к Хлебникову через его астраханские вещи – поэма «Хаджи-Тархан» или рассказ «Есир», который читается как бестселлер. Если астраханцы будут почаще посещать музей, они поймут, какая жемчужина упала в город. Бюст Хлебникова стоит на Аллее славы, кандидатуру одобрили без обсуждений. Идут речи о присвоении аэропорту его имени. Это было бы справедливо. Он изобрёл много слов с корнем «лет», например, «лётчик» и «летьбище» – «аэродром», только по-русски.

У единственного в мире музея Хлебникова широкие международные связи, его поддерживают учёные со всего мира, приезжающие в Астрахань специально, чтобы соприкоснуться с наследием поэта. Но главное – нашёлся достойный преемник Александра Мамаева. Теперь заведующая – Ольга Кузовлева. В музее она работает с окончания бакалавриата, а семь лет назад они с Александром Александровичем поменялись ролями. Он называет её своей ученицей. Кто знает, может быть когда-то она тоже напишет свою книгу на 500 страниц – продолжение уже начатой летописи. Но это уже другая история.