Море дружбы: зачем Каспию конституция
Дата: 27 сентября 2018 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина Источник: «АиФ-Астрахань»

Журналисты всех пяти прикаспийских государств в четвёртый раз собрались в Астрахани. Каспийский медиафорум нынешнего года назвали историческим: после подписания Конвенции о правовом статусе Каспия это первая встреча медиасообщества.

Путь длинной в 20 лет

Главы Азербайджана, Ирана, Казастана, России и Туркменистана поставили подписи под договором 12 августа 2018 года на V Каспийском саммите в казахстанском Актау.

Конвенцию о правовом статусе Каспия или, как её ещё называют, «Конституцию Каспия» разрабатывали более 20 лет. Рабочую группу создали в 1996 году. С тех пор минуло более 50 заседаний, более 10 встреч министров иностранных дел и 4 президентских саммита, в том числе, в 2014 году в Астрахани. Как отметил посол по особым поручениям Министерства иностранных дел РФ Игорь Братчиков, регион сыграл важную роль.

- Настоящий прорыв на этом пути произошёл здесь, в Астрахани, четыре года тому назад, когда 29 сентября президенты подписали Астраханское заявление. Кто возьмёт в руки два текста – заявление и конвенцию – придёт к выводу, что тогда по сути дела сформировали каркас будущей конвенции.

Отстаивая собственные позиции, стороны с уважением относились к объективным интересам партнёров. Над наиболее сложными формулировками работали лично министры иностранных дел. В итоге, как заметил посол, получился тщательно сбалансированный, основанный на полном равноправии соглашение.

- Во время переговоров мы шли от жизни. Старались положить на бумагу в юридической обязывающей форме то, что по сути или уже существовало на Каспии, или к чему мы были готовы прийти. Мы вели дискуссию по взаимной договорённости в конфиденциальном режиме, сознательно не обсуждали наши позиции через прессу, чтобы конвенция не стала заложницей внутриполитический баталий в той или иной стране.

Большое внимание документу и его значению уделили в программе IV Каспийского медиафорума (проходит в Астрахани каждый сентябрь и реализуется с использованием Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ). Детальное обсуждение состоялось 19 сентября на заседании Каспийского экспертного клуба, действующего при исследовательском центре «Каспий-Евразия».

Посторонний не войдёт

Вопрос правового статуса Каспийского моря стал актуальным после 1992 года: вместо двух субъектов международного права появилось пять.

Документ закрепляет эксклюзивные права на Каспий за прибрежными государствами – юридически фиксирует традиционно присущий водоёму закрытый внутренний характер: запрещается присутствие судов под флагами не каспийских государств или вооружённых сил третьих стран, ни один существенный вопрос каспийской повестки дня не будет решаться без участия какого-либо из пяти каспийских государств.

- Мы сохранили Каспийское море в качестве моря дружбы и сотрудничества, где мы сможем развивать наше взаимодействие долгие годы, основываясь на прочной правовой базе, – прокомментировал Братчиков.

Укрепляется фактически уже сложившийся региональный многоуровневый механизм взаимодействия, формируется стабильность и ясная правовая ситуация, сужается поле для возможных конфликтов и вмешательства нерегиональных сил.

- В основу ускорения подписания Каспийской конвенции легли вопросы безопасности. Вокруг региона развиваются очень сложные геополитические процессы вплоть до горячих войн. Каспий в некотором роде является зоной стабильности, очень важно её сохранить, – согласна замдиректора международного экспертного совета «Baku Network» Гюльнара Мамедзаде (Азербайджан).

До сих пор Каспий не был официально признан ни морем (поскольку это внутриконтинентальный водоём, не имеющий прямой связи с Мировым океаном), ни озером (в силу своих размеров, состава воды, особенностей дна). В этой связи к Каспийскому морю неприменимы положения как Конвенции по морскому праву 1982 года, так и принципы, которые используются в отношении трансграничных озёр.

Конвенция закрепила уникальный международно-правовой режим. На секторы разграничивается только дно – юрисдикция для недропользования над своим участком каждому из пяти государств. Что касается водной толщи, то за пределами пояса в 25 морских миль (акватория до госграницы плюс рыболовная зона) – пространство с равными правами на судоходство, рыболовство и иные виды морской деятельности.

Пример для учебников

Сберечь экосистему – одна из общих задач, объединяющих «каспийскую пятёрку». Так, конвенция постулирует право каждого прибрежного государства строить инфраструктуру для транспортировки добытых углеводородов в пределах своего донного сектора, однако при условии соответствия проектов экологическим требованиям и стандартам.

- Продление запрета на коммерческий лов осетровых подчеркивает: государства настроены на сохранение биоресурсов. Топливно-энергетический потенциал Каспия будет развиваться, и здесь у российских компаний есть шанс распространить свой опыт в сфере экологических технологий среди коллег по каспийскому бассейну, – член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Геннадий Орденов.

Подписание конвенции заложило предпосылки для сотрудничества в торгово-экономической и транспортной сферах, для наращивания инвестиционной привлекательности региона.

- Пока политическое значение конвенции превышает экономическое. Поэтому сейчас работа должна продолжиться с акцентом на экономическом направлении. Важно реализовать идею об Организации каспийского экономического сотрудничества, – уверен ещё один политолог из Казахстана, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

- Ситуация непростая, – добавляет председатель экспертного совета российского Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук. –Экономическое сотрудничество сначала поможет нам всем выжить, а в дальнейшем – и жить. Но для этого нажива друг на друге – например, «дикие» туристические тарифы – должна быть исключена. Заработок, прибыль, совместный бизнес – да. Это приемлемо и необходимо. Встаёт вопрос: способны ли мы на такой шаг? Актуален логистический вопрос: где круговая каспийская дорога, где скоростной водный транспорт? С подобных моментов нам надо начинать, говоря о сотрудничестве.

Хотя ещё есть нерешённые проблемы, эксперты сошлись во мнении: этой колоссальный международный опыт, пример эффективной дипломатии, который ещё войдёт в учебники.

Президент Центра перспективных исследований, эксперт Центра социально-экономических и геополитических исследований (Россия) Сергей Масаулов:

«Конвенция заложила согласованную позицию. Слово позиция принципиально важно. Очевидно, что возникла позиция. Была общая точка вызова вокруг Каспия – можно согласовать, нельзя? После подписания конвенции сложились условия для совокупного ответа на этот вызов. Это первое. Второе. Ведь состояться каждая страна может только при условии предъявления своих реакций. Конвенция – прямой отход от простых реакций на вызовы к точке зрения и проектной позиции. Теперь можно проектировать совместно и достигать результатов. Началось предъявление общих целей. Тут очень важный момент. Чем отличаются общие цели от одинаковых? Представьте ситуацию: все стоят в очереди за хлебом. У людей общая цель хлеб купить? Ничего подобного. Иллюзия. Цель одинаковая. Ибо каждый стоящий за хлебом думает о себе. В успехе другого он не заинтересован – купил и ушёл. А если хлеба не хватает, ситуация становится конкурентной. Так вот. Чтобы цель была общей, нужно специально выработать режим, как с этим предметом обращаться. Вот что случилось на Каспии. Теперь здесь можно разрешать благодатно конфликты, а вовсе не настаивать на разрушительном жонглировании капризными мнениями».