В активном поиске: зачем девушке «поднимать» солдат
Дата: 10 мая 2018 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина Источник: «АиФ-Астрахань»

Среди поисковиков не так легко встретить представительниц прекрасного пола, тем более – с более чем 20-летним стажем работы. Одна из них – Оксана Горобец, участник экспедиций по всей России, преподаватель Астраханского госуниверситета и руководитель вузовского музейно-поискового объединения «Патриот».

2018.05.10_searc_soldiers_1

Фото: личный архив

Одна во тьме

«В поле» она поехала первый раз в 1996 году сразу командиром отряда. В первый же день поисковики наткнулись на братскую могилу, а в ней – останки трёх солдат.

- Шло сражение, погибших, хоронили на месте, – вспоминает Оксана Горобец. – При одном из бойцов – смертный медальон. Прочитали его. Парню был 21 год… А мне на тот момент – 19. У него ведь вся жизнь была впереди.

Девушку это сильно потрясло. Великая Отечественная война стала для неё чередой людских судеб, прерванных линией фронта. Она работала в Калмыкии, Ростове, Нижнем Новгороде, Пскове, но больше всего запомнилась Керчь с её Аджимушкайскими каменоломнями. С мая по октябрь 1942 года оборону в них держало 15 тысяч солдат и жителей. Шли подземные бои, и сейчас, чтобы добраться до останков, приходится разбирать каменные завалы. Среди поисковиков лабиринты в 23 км длиной на глубине до 30 м считаются уникально сложной операцией. Не случайно в Аджимушкай ежегодно приезжают представители 20 российских регионов, всего – по 60-70 человек. Оксана из сезона в сезон возглавляет астраханскую делегацию.

В Аджимушкай берут самых выносливых и стрессоустойчивых. Тест на крепость нервов астраханка когда-то прошла на «отлично»:

- Руководитель всей экспедиции повёл меня показать надписи, оставленные солдатами во время войны. В какой-то момент он сказал мне сесть на камень и ждать его. Я видела, как удаляется фигура. Раз – и свет погас: он скрылся за какой-то стеной. Прошло минут 5-10, но мне они показались целой вечностью. От страха у меня едва не начались галлюцинации – с местом связано много мистических историй. Когда Виктор Иванович вернулся, сказал, что это была проверка.

2018.05.10_searc_soldiers_2

Фото: личный архив

Китель в медалях

В отряде АГУ трудится два десятка ребят, помимо раскопок много кабинетной работы, например, с базами данных.

- Интерес есть, но он не такой массовой, как хотелось бы, – комментирует Оксана. – Всё идёт из семьи. Если в семье говорят о Великой Отечественной войне, если чтят родственников, причастных к этим событиям, то и у ребёнка не будет безразличия.

Чтобы стать поисковиком, нужны некоторые специфические навыки – археологические, работы с документацией и взрывоопасными предметами. В городе есть школы поисковика, действует учебная поисковая экспедиция в Калмыкии – единственная организуемая регионом, так как боёв на территории Астраханской области не было, только на подступах.

Оксана только за, чтобы её дети пошли по её стопам:

- Я их уже привлекаю к этому делу. Они присутствуют на мероприятиях, с удовольствием расспрашивают меня о работе. Тем боле более у меня есть поисковый китель, и на этом кителе – награды, восемь медалей. Дети интересуются, за что это.

Среди наград девушки – медали «Патриот России» и «За заслуги в увековечивании памяти павших защитников отечества» от Министерства обороны, а также «За заслуги перед Астраханской областью». Впрочем, их блеск меркнет перед радостью от того, когда удаётся «поднять» и опознать солдата, найти его родственников. Такие случаи – большая удача, два из десяти.

2018.05.10_searc_soldiers_3

Фото: личный архив

Приснились герои

- Мы лишь частично осознаём, что было на войне. Над нами не летят пули, около нас не разрываются снаряды. Мы просто работаем под палящим солнцем, или разбираем завалы. Но это всё же мирное время. Тогда как люди, защищая каждый клочок земли, рисковали жизнью. Они не знали, что будет с ними через минуту. А дома их ждали родные… Очень трудно выразить словами, что мы чувствуем во время раскопок… Глубокая благодарность. И ужас от того, что пришлось испытать предкам, – рассуждает Оксана.

Девчонок на экспедициях всегда меньше. В Аджимушкае девушки наравне с парнями разбирают завалы – стоят в цепочках на вёдрах, нагружая, передавая и скидывая в отвалы мелкий камень, исследуют уже расчищенное «дно», ползая на четвереньках с фонариком, напрягая зрение, ёжась от холода. Оксана Горобец – единственная женщина, возглавляющая региональную делегацию, в общей сложности же девушек в каменоломнях не более 15-ти. Но никто не жалуется – не принято: все знают, куда и зачем они едут.

После трудных дней поисковикам почти не снятся сны. За редким исключением.

- Это была та самая первая экспедиция, те самые трое парнишек, которых мы «подняли», – вновь погружается в воспоминания астраханка. – Днём я наткнулась на кирзовый сапог. Стучу по нему лопаткой – глухой звук. И понимаю, что в этом сапоге была нога солдата, солдат был жив, а потом он погиб… А ночью мне приснился сон. Я отчётливо видела три мужских лица. И у меня сложилось чёткое впечатление, что это были лица тех, кого мы нашли…