В гостях у Чернышевского: практика в Музее культуры Астрахани
Дата: 10 июня 2017 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина

После сибирской каторги Чернышевский отбывал ссылку в жаркой Астрахани. Он снимал разные квартиры и нигде не оставался надолго. Строение №4 по улице, ныне названной в честь Николая Гавриловича, стало его первым пристанищем: он прожил здесь три месяца. А в 1978 году в этом доме поселились музы: он распахнул свои двери как литературный музей имени философа и писателя, а со временем преобразовался в Музей культуры Астрахани. Здесь в студенческие годы пролетела моя первая практика.

Улица Чернышевского

Узкая, как и положено улице в исторической части города, и необычно тихая. За кремлём шум, автомобили, пробки, а тут всё иначе. Спокойствие, создающее простор мыслям. Спокойствие, заставляющее даже самого нетворческого человека взглянуть на мир другими глазами, романтическим взглядом художника…

По обеим сторонам дороги – высокие, богато отделанные дома. А цепляет взгляд именно эта небольшая усадьба, типичная для южного городка XIX века. Скромный двухэтажный дом из кирпича со стенами тёплого цвета. Столетия назад мимо него проходили совсем другие люди. Женщины в длинных платьях, в перчатках на изящных ручках, сжимающих веер или зонтик. Мужчины в костюмах, со шляпами-цилиндрами на головах и узкими тростями в руках. И, кто знает: может быть, среди них был и какой-нибудь мой далёкий-далёкий родственник…

Уют старины

В задёрнутые шторками окна тогда, очень давно, выглядывала, ожидая мужа, Ольга Чернышевская. За низеньким забором аккуратный дворик, увитый виноградом. Наверное, здесь стоял столик, накрытый белоснежной скатертью, и за ним пил чай хозяин дома – купец Павел Хачиков.

Две двери дома открывают вход в другой мир. Под ногами скрипит крутая лестница. По ней на веранду поднимался и сам Николай Чернышевский, автор романа «Что делать?». Деревянная веранда залита светом, кажется, что даже воздух в ней желтовато-оранжевого оттенка. Она сначала на время, а теперь, видимо, надолго приютила выставку граммофонов. Что-то в них притягивает и заставляет рассматривать каждую вещь, пытаясь разгадать её загадку: бабушку граммофона шарманку, граммофон со встроенной тумбочкой для пластинок и мощной трубой, небольшой переносной граммофончик, патефон-чемоданчик. Некоторые из них до сих пор хранят голос позапрошлого века.

К веранде примыкают комнаты. Как раз их в конце XIX века снимал философ и писатель. Их обстановка не обдаёт холодным шиком. Она обволакивает домашним теплом и уютом. В кабинете по-простому красивая мебель: конторка, стол с перилами, кресло-качалка. В просторной гостиной привлекает внимание большой стол с резными ножками. На нём – веер, перчатки, трость и шляпа… А прямо напротив входа в комнату, как окно в старую Астрахань, картина. Кисть художника запечатлела стрелку Кутума и Волги, где раньше была пристань, встречавшая десятки кораблей.

Кропотливый труд

В воссозданный интерьер органично вплетены другие экспонаты: редкие книги и первые астраханские газеты, старинные фотографии и документы, подлинные вещи известных астраханских певиц – Валерии Барсовой, Марии Максаковой, Надежды Папаян. Этот дом как будто кусочек XIX века, один из немногих островков прошлого. Он всегда был жилым. Став музеем, сохранил свой дух. Может быть, поэтому посетители восхищённо произносят:

- Ах, как бы нам хотелось здесь жить!

Честно говоря, я подумала о том же, когда впервые перешагнула порог этого дома. За неповторимой атмосферой музея стоит кропотливый труд. Выставка не может возникнуть просто так, на пустом месте. Это не скопище редких предметов. Это особая логика. Экспозицию сначала продумывают в голове и на бумаге, подолгу работая в архивах. Здесь рождается идея выставки, её смысл. И только потом в фондах подбирают необходимые предметы.

Музей хранит прошлое, тем не менее, он развивается, растёт, живёт своей жизнью. Его фонды пополняются. Случается, что что-то действительно ценное приносят посетители. Каждый предмет описывают, перед тем как отправить его в хранилище пылиться, ожидая своего часа. В мельчайших подробностях в его карточку заносят всё, что о нём известно. Помню, как я работала с фотографиями конца XIX – начала XX века. Заполняла документы, записывая, например: «Молодая девушка в длинной тёмной юбке, светлом пальто и шляпе с большим пером стоит, опёршись на перила». И, сидя над фотографией, вглядывалась в лицо героини. Невольно задумывалась: кем она была, чем увлекалась, где училась, в кого была влюблена, как, в конце концов, сложилась её жизнь…

Добро пожаловать

Когда окончена вся черновая работа, о которой не может знать посетитель, эскиз выставки оживает. Каждый предмет занимает предназначенное только ему место. Во время практики я помогала монтировать экспозицию центра народной культуры «Бисерные мотивы». С философской рассудительностью и творческим вдохновением почти весь субботний день мы расставляли деревья и цветы, раскладывали украшения и развешивали картины. На них маленькие блестящие бисеринки, повиновавшиеся рукодельницам, собрались в произведения искусства, хранящие тепло рук мастериц. Мы восхищались их трудолюбием и терпением.

И вот выставка открыта! Как в то время, когда входил в дом Чернышевский, хлопнула дверь, заскрипела лестница... Должно быть, посетители. И так, к счастью, много раз за день. И каждый раз мы, как и положено радушным хозяевам, радостно шли к гостям, предвкушая очередную удивительную встречу.