Всё, что нужно знать, о Федерации пара чира
Дата: 13 января 2018 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина Источник: asu.edu.ru

Ловко управляться с помпонами, делать шапагаты и кувырки, завоёвывать награды на соревнованиях – это не только про полностью здоровых ребятишек. Возможность есть и у имеющих особенности развития – благодаря пара чиру. Его как в родном городе Астрахани, так и в России в целом развивает Виктория Пташкина, педагог школы-интерната №1 для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья, а с недавнего времени – и президент соответствующей федерации. Мы встретились с девушкой, чтобы узнать всё об этом направлении.

- Как и когда началась история организации, и что она представляет собой сейчас?

- Когда я пришла на работу в коррекционную школу, встал вопрос о секциях. Решила попробовать чирлидинг. После нескольких месяцев исканий выбрали танцевальное направление. Начались соревнования и грамоты, получили первые медали и кубки – это уже было отлично. Мотивацию для дальнейшей работы дала международная конвенция «Танцевальная трилогия» в Москве. В итоге мы открыли Федерацию пара чира в Астрахани, после чего меня назначили главой всероссийского комитета по пара чиру. На данный момент у нас работает 20 спортсменов.

- В других городах России есть подобный опыт?

- Пара чир развивается в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге, но в рамках подструктурных комитетов. Федерация существует только в Астрахани. За нами потянулась Якутия. Мы сотрудничаем с коллегами, делимся наработками. У нас готовится к выходу пособие, оформленное по всем научными стандартам. Этот вид спорта нравится детям. И он очень доступный.

- Чем вас привлекла работа с особенными детьми?

- С ними интересно, и они благодарны. Они очень ласковые. Приятно, когда заходишь в школу, а к тебе бегут радостные дети и обнимают тебя. Это такой заряд эмоций. Видя отдачу, работаешь с удовольствием.

- Есть ли какие-то особенности в тренировочном процессе?

- Структура занятий та же самая. Три части: подготовительная (разминка), основная (отработка программы), заключительная (растяжка). Единственное – уровень некоторых упражнений проще, например, нет тяжёлой растяжки. И программа выстраивается индивидуально под каждого. Мы тренируем в меру возможностей. Занимаемся не два-три часа, а минут 30-40. Нагрузка распределяется так, чтобы дети не очень уставали. Методология отработана до автоматизма, никакие учебники уже не нужны: я в школе-интернате №1 уже шестой год.

- Как родители относятся к подобным занятиям?

- Родители только за. Многие ребята из малообеспеченных семей. Поэтому для них тренировки и соревнования – огромная радость. Благодаря спорту они получают возможность путешествовать. Мы были на соревнованиях в Сочи, если всё будет хорошо, поедем в Москву. Для них это уже победа – куда-то выехать, сделать фотографии на память. А если выступили и получили медаль – это вообще супер. Мы часто занимаем призовые места.

- Какие учебные заведения, помимо школы-интерната №1, задействованы в работе федерации?

- Наша основная база – школа-интернат №1. Ещё школа №5, также коррекционная. Сотрудничаем с детским развивающим центром «Синяя птица». Занятия для воспитанников школ и интернатов бесплатные. Хотим работать и с другими образовательными учреждениями: все коррекционные школы, все реабилитационные центы, все сообщества для людей с ограниченными возможностями здоровья. Планируем провести обучающий семинар по пара чиру.

- Какие дети могут заниматься пара чиром?

- Ограничений нет никаких. Мы берём любых детей, не отказываемся даже от тех, у кого тяжёлые диагнозы. У нас есть дети, которые могут сбежать с площадки. Или встать и просто стоять во время выступления. Но мы не опускаем руки. Важно, чтобы ребёнок социализировался. Это потрясающе, когда дети постепенно раскрываются, раскрепощаются. Кстати, возрастных рамок в пара чире нет, так что могут заниматься и взрослые люди.

- Но спорт травмоопасен даже для здоровых людей. Как вам удаётся сохранять этот баланс: не только не травмировать своих воспитанников, но и способствовать их развитию?

- За счёт того, что снижена нагрузка. К тому же мы не берём самые травмоопасные составляющие чир спорта из области акробатики. Если всё время контролировать процесс, ни на шаг не отходить от ребят, всё будет хорошо.

- Насколько это сложно эмоционально, физически для самого тренера?

- Первые два месяца я рыдала после занятий. Мне было жалко своих воспитанников. Но я понимаю, если родители с ними занимаются, им помогают, – это счастливые дети. Да, дети особенные, но они хотят заниматься, работать над собой.

- Кто может стать тренером?

- Образование – либо адаптивная физкультура, либо дефектолог. Потому что это так или иначе коррекционная работа.

- Кто-то поддерживает федерацию?

- Мы живём за счёт спонсорской помощи. В плане теории, связей, дальнейшего развития направляет и помогает старший преподаватель кафедры спортивных игр и адаптивной физкультуры АГУ Ирина Янкевич. Сейчас мы идём к сотрудничеству со Специальной олимпиадой России и с Паралимпиадой России. Мечтаем выехать на Чемпионат мира, на Чемпионат Европы. И, конечно, хочется, чтобы пара чир стал отдельным видом спорта.