Фигаро женится. В наши дни
Дата: 26 января 2021 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина

Три с половиной часа. Именно столько идёт эта постановка. В Астраханском театре оперы и балета впервые поставили произведение Моцарта, а именно – знаменитую оперу «Свадьба Фигаро». Премьера состоялась в преддверии 2021 года.

С психотерапевтическим эффектом

Воплотили на сцене одно из самых выдающихся сочинений в музыкальной истории молодые выпускники знаменитого ГИТИСа. Режиссёром-постановщиком выступил Алексей Смирнов, и это – его вторая совместная работа с Театром оперы и балета. Ранее он уже ставил оперу «Ревизор». Всё это – благодаря действующему проекту «Арт-Про-движение».

Постановщики сохранили сюжетную линию оперы «Свадьба Фигаро» и музыкальные акценты композитора. Но режиссёрское решение необычно: герои будто бы перенеслись в наше время. В ходе пресс-конференции Алексей рассказал о ходе работы и о своём замысле.

«Над этим спектаклем мы работали, начиная с декабря 2019 года, и вот, в декабре 2020-го, – премьера. На вызревание замысла и подготовительную работу ушёл год, но сам постановочный период продлился чуть больше месяца. За четыре с половиной недели мы собрали оперу длительностью три с половиной часа! Это очень неплохо. Я никогда не ставил с такой скоростью, и это был серьёзный вызов».

«Со сцены важно говорить про человека сегодняшнего. Потому что про него мы хоть что-то знаем. А про людей эпохи Бомарше мы не знаем ничего. Да, мы можем прочитать источники. Но до конца не прочувствуем, как они жили, что их тревожило. А значит, и не передадим всё это по-настоящему. А делать вид, что мы пытаемся воплотить в актёрах переживания, которые тревожили людей в XVIII веке, мне кажется, – это врать самому себе. Ведь мы можем рассказать историю про нас, и либретто про все возрасты любви прекрасно этому поддаётся. Моцарт, скорее, помогает нам говорить о современных людях и современных взаимоотношениях».

«Либретто оперы, построенное на комедии Бомарше, очень универсальное. Оно, по большому счёту, не привязано к какой-то эпохе. И вообще весь музыкальный Моцарт очень легко поддаётся переносу. Есть материал, который сопротивляется переносу во времени и музыкально (когда у нас возникает диссонанс между тем, что мы слышим, и тем, что мы видим), и концептуально. Например, опера «Царская невеста» Римского-Корсакова трудно переносится во времени: там есть определённые исторические коллизии, и их очень трудно найти сейчас. С Моцартом чаще всего такого не происходит, и поэтому, на мой вкус, в каком бы времени мы ни играли Моцарта, это всё равно будет Моцарт. От него остаётся ровно 100% того, что заложено в этой партитуре и в этом либретто».

«Это психотерапевтический спектакль. Главная боль, с которой я работаю в нём, – это проблема ревности и верности. Тот момент, когда ты не уверен: можешь ли ты до конца доверять своему партнёру? И вот когда мы прорабатываем болевую точку посредством произведения искусства, на мой взгляд, это исцеляет. Это как ролевая игра. Мы представляем, что всё по-настоящему. Мы приходим в театр для того, чтобы обмануться, и мы видим молодых людей, которые никак не могут понять, могут они друг другу доверять или нет. Я сам себя тоже узнаю в этом спектакле. Я примерно так же ревную, я примерно так же мучаюсь. Мне кажется это довольно универсальные вещи. И когда ты видишь это со стороны, мне кажется, что-то в тебе меняется».

Посреди буйного сада

Сценография постановки – под стать режиссёрскому решению. Интриги разворачиваются не в шикарных старинных апартаментах, а в прозрачных комнатах и открытых беседках на фоне зелёного сада, который расцвёл прямо на сцене Театра оперы и балета.

- На самом деле, это место, в принципе, уже задано, – говорит художник-постановщик Елена Бодрова. – В пьесе Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро» есть чёткое понимание, что финал происходит в саду между соснами. От этого мы и оттолкнулись. Из этого места перенеслись во времени. Образ природы поглощает этот спектакль, он постоянно разрастается. К финалу лес становится всё пышнее и пышнее. Это, с одной стороны, метафорическое пространство, с другой стороны – очень конкретное. Исходя из того, что прописано в пьесе, на сцене должен ощущаться тёплый берег моря, запах апельсинов. Хотелось тепла, солнца и хорошего настроения. Хотелось, чтобы в какой-то момент герои потерялись среди буйства природы, чтобы они могли прятаться среди деревьев, чтобы страсти, которые между ними происходят, внутренние интриги, переплетались с природными мотивами. Это та же вилла, что и у Бомарше, просто 300 лет спустя.

Разумеется, на сцене нет и кринолинов – одежда проста и лаконична. Так постановщики подтвердили современность событий, описанных ещё в XVIII веке.

- Костюмы вдохновлялись современными образами, даже больше скажу – образами наших современников, поп-звёзд России, – дополняет художник по костюмам Софья Зосина. – Например, обратите внимание на дона Базилио. Его образ получился ярким и запоминающимся, хотя у него, в отличие от других персонажей, не так много появлений в спектакле. Ещё лично мне нравится образ графини. Он получился интересным. Элементы декораций, костюмы – всё сошлось в цельный образ, который уходит корнями в восточную философию и атмосферу. Все герои очень яркие, и в каждом есть что поразглядывать, поизучать. У кого-то – цепь, у кого-то – перья. Несмотря на то, что у нас нет ни одного кринолина и даже ни одного свадебного платья, спектакль всё равно яркий и интересный.

Прообразы – в российском бомонде

Художественный руководитель Астраханского театра оперы и балета и руководитель проекта «Арт-Про-движение» Валерий Воронин заметил, что идея Алексея Смирнова ему сразу понравилась.

«Каждый спектакль – это стечение разных обстоятельств. И здесь сошлось два момента. Мы, естественно, планировали продолжать проект «Арт-Про-движение» – это творческая лаборатория, в рамках которой молодые театральные специалисты, выпускники творческих вузов получают возможность применить свои знания в действующих театрах, самостоятельно поставить свои первые оперы. Второй момент – Моцарт должен был назреть в театре. Я специально не делал его в начале существования Астраханского театра оперы и балета, потому что нужно было, чтобы прошло время. К Моцарту нужно быть готовыми. Когда эти обстоятельства столкнулись, мы связались с Алексеем Смирновым. И оказалось, что у него в разработке уже был этот спектакль – «Свадьба Фигаро»! Такое совпадение».

«Эскизы, показанные Алексеем, меня заинтересовали. Это было современно, свежо. Понимаете, три с половиной часа сегодня, когда время невероятно сжимается, под силу не каждому зрителю. Не все готовы вот так вот сразу решиться провести это время в театре. И если бы мы поставили «Свадьбу Фигаро» традиционно, как во времена Моцарта, мне показалось, что это было бы не столь интересно и актуально. Это не то, что может привлечь внимание. И мы решили: а давайте поставим Моцарта в современной трактовке. Моцарта сегодняшнего дня».

«У нас получилась опера-буффа. В ней даже есть узнаваемые персонажи российского бомонда. Мы сделали нечто весёлое, добавили в жизнь позитива в то время, когда люди из-за коронавируса боятся ходить в театры, когда даже в «Новую Оперу» в Москве ходят по 50-100 человек».

«Моцарт не терпит ошибок»

Исполнение партий в опере Моцарта стало испытанием на прочность для артистов оперной труппы Астраханского театра оперы и балета. И они его с успехом прошли.

- Я очень люблю музыку Моцарта, но исполняла я её впервые, – делится исполнительница партии Сюзанны, невесты Фигаро Анна Каденкова. – Моцарт не терпит ошибок в своих произведениях, поэтому мы старались тщательно подойти к изучению нотного материала, к ритму, к музыке в целом, к речитативам. Музыку Моцарта нужно исполнять эпично, чётко и с определённой лёгкостью.

- В операх Моцарта сложно петь, – подтверждает графиня Альмавива, солистка Татьяна Качанова. – Музыка Моцарта облагораживает голос, продлевает творческое долголетие певца. Не случайно во многих музыкальных вузах постановки начинаются именно с музыки Моцарта. Она по-своему проста и в то же время – интеллектуальна. Для меня Моцарт исключительный композитор, именно с него началась моя творческая жизнь. Когда я была студенткой консерватории, мне довелось поучаствовать в опере «Свадьба Фигаро». Там, правда, я исполняла другую роль, небольшую – роль Барбарины. Но я помню, какое огромное впечатление произвела на меня эта музыка. И я благодарна астраханскому театру, худруку Валерию Воронину за возможность снова прикоснуться к этой прекрасной музыке, которая не даёт права на ошибку, которую нужно исполнять просто блистательно.