news-preview

Самый большой театр Астрахани в вопросах и ответах

Фото: Сергей Иванов

Дата: 19 ноября 2016 Место: Астрахань Автор: Людмила Кочина Источник: ast.mk.ru

Астраханский государственный театр оперы и балета ставит мировые премьеры («Андрей Рублёв») и масштабные опен-эйры («Борис Годунов», «Князь Игорь», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»). В четвёртый раз номинируется на «Золотую маску»: в этом году на главной сцене Большого театра представят спектакль «Осуждение Фауста», а ранее в числе номинантов были «Мадам Баттерфляй», «Пиковая дама» и «Евгений Онегин». Но то, что зритель видит на сцене, положительные отзывы критиков, признание и достижения – лишь вершина айсберга. Мы выяснили, как создаётся другая, театральная, реальность и что скрывает её закулисье.

Что значат узоры на занавесе?

Что-то вроде фамильной драгоценности, если проводить аналогию с семьёй. Лицо театра. Его реликвия. Всё это – о занавесе сцены. Он не меняется до конца жизни храма Мельпомены. За ним тщательно ухаживают, его обрабатывают специальными растворами, реставрируют. Правда, в случае с астраханским Ла Скала, в манипуляциях с целью сохранения презентабельного вида пока нет необходимости: как и само здание, занавесы (парадно-раздвижной и подъёмно-опускной) ещё молодые. Первый шили в театральных мастерских Санкт-Петербурга, второй расписывали в цехах Астраханского театра оперы и балета. Эскизы создавала главный художник Елена Вершинина.

- Все орнаменты продуманы под интерьер. Присутствует морская волна и лилии, тритоны и певчие птицы, а вверху человек, поющий в разные стороны – всё, что отсылает к тематике воды и музыки. Нужно было, чтобы занавес ассоциировался не только с искусством, но и с Астраханью.

Как не запутаться в декорациях?

Астраханский театр оперы и балета задумывался как театр замкнутого цикла, так что реквизит изготавливается (кроме металлических конструкций) и хранится в его стенах. Площади отведены огромные. Впрочем, реквизиторы здесь ориентируются отлично. Наряду с артистами они учат спектакли и всегда знают, где и что лежит благодаря системе, напоминающей архивную: всё пронумеровано, и к каждой постановке приписан свой реквизит.

При этом редко, но бывают случаи, когда один и тот же элемент сценографии кочует из одного действа в другое (к примеру, в «Иоланте» использовалась доработанная декорация из «Князя Игоря»). Здесь главная задача – сделать всё так, чтобы зритель ни за что не догадался, что это работа, как говорят на театральном языке, «на подборе».

Как формируется репертуар?

Создание плана на театральный сезон – процесс сложный. Выбирая то или иное произведение, коллектив решает ряд задач. Рассказывает главный режиссёр Константин Балакин:

- Во-первых, соблюсти баланс европейского и русского репертуара. И, мне кажется, у нас это получается, даже есть какая-то очерёдность. Пока, может быть, незаполненная лакуна – это современные произведения. Хотя «Андрей Рублёв» – это мировая премьера, произведение нашего современника, написанное по заказу театра. Подумываем и о комических операх, но пока ещё нет ощущения, что мы может брать этот репертуар. Во-вторых, определиться с количеством премьер и тем, сколько времени и финансов нужно для их подготовки. От этого танцует и весь план: параллельно с прокатом нашего текущего репертуара и не в ущерб ему мы выпускаем новое. В 2016 году это «Моцарт и Сальери» на малой сцене и «Травиата» – на большой.

Стирают ли костюмы?

Максимум раз в год (и это нормально даже для столичных театров), если речь идёт о балетных костюмах. Ведь это дорогостоящие изделия из батика, тонкой шёлковой ткани с ручной росписью. И чем чаще их стирать, тем быстрее будет потерян первозданный вид. Что касается оперных костюмов, то многие из них продуманы так, чтобы вовсе обойтись без стирки. Сохранять всю красоту в чистоте помогают поддеваемые под низ маечки-потнички.

Бережливость связана с тем, что процесс создания театральных образов трудоёмкий. Кстати, шьётся всё в Астрахани, в цехах театра. Мужской пошивочный цех – это 5 человек, женский – ещё 5, плюс 2 шляпницы и 1 вышивальщица. Когда собирается спектакль, они работают на износ, и это тоже норма театральной жизни, ведь нужно сшить десятки костюмов. А когда овации остаются позади, всё великолепие отправляется на хранение – на специальные вешала и под полиэтиленовые чехлы.

Почему артистов отлично слышно даже на последних рядах?

Дело не только в акустике большого зала (её инженерные нормативы, кстати, дорабатывались под руководством специалистов из Италии и Японии). Завесу тайны приоткрывает заведующий звукорежиссёрским цехом Егор Ворошилов:

- Спектакли у нас современные, сценография сложная. Иногда артисты расположены очень высоко. «Высоко» мы называем «далеко»: то есть мы говорим «выше-ниже», а для зрителя это «дальше-ближе». Так вот: если артист расположен очень далеко от зрителя, например, сцена с появлением Мефистофеля в «Осуждении Фауста», чтобы его было слышно, над ним на ниточке, незаметно, висит очень маленький микрофончик. И таких приёмчиков немеряно. У нас поют из-за кулис, и там артистов тоже ждут микрофоны. В оркестровой яме есть микрофоны, которые позволяют артистам слышать оркестр на сцене.

Сколько длятся репетиции?

Макеты, чертежи, сметы – спектакль начинается с художественного совета. А параллельно артисты уже учат партии. По правилам репетиция не может длиться больше семи часов в день. Но когда график очень насыщенный (например, перед выпуском премьеры), артисты работают гораздо дольше. Буквально с утра до ночи. Так что в здании нет ни одного свободного репетиционного пространства.

Постановочный период Астраханского театра оперы и балета – чуть больше месяца. Но бывают и исключения. Хорошая, но нечастая практика – позволить постановке «отлежаться». За это время физическая составляющая крепчает в умах и мышцах исполнителей партий, и они уже могут задаваться другими вопросами наполнения – идейными, духовными.

Какие люди созданы для театра?

Каждый театральный сотрудник – человек не совсем обычный. Почему? Вновь объясняет Константин Балакин:

- Мы работаем над преображением пространства и людей, самих себя и ролей. Это другая реальность, которую мы создаём, а другая реальность подразумевает, что она присутствует и в голове человека. Поэтому здесь главный вопрос даже не в характере, а в убеждённости. Если ты веришь в то, что пришёл в театр, чтобы создавать эту другую реальность, веришь в то, что ты делаешь – это уже 90% успеха. Поэтому случайных людей в театре либо почти нет, либо они очень быстро из него уходят. Работая над спектаклем, важно осмыслять материал, читать литературу, первоисточники, смотреть фильмы по теме или слушать музыку того же композитора. Любой спектакль, любая роль должны быть объёмными. А чтобы появился объём, нужно напитаться.

Что происходит за сценой?

Большая ошибка – думать, что репетируют только актёры. Реквизиторы, звукорежиссёры, монтировщики, осветители – десятки людей находятся во время сценического волшебства за кулисами и обеспечивают техническую сторону искусства, действуя как единый механизм.

- Работу всех служб, занятых в проведении и подготовки спектакля, планирует и утверждает технический совет. Затем шлифовка – рояльные или режиссёрские репетиции. И только когда приходит понимание, что и в каком порядке делать, в план работы включают технический прогон. Спектакль ведёт (то есть даёт команды на переключение положений света, перемену декораций и так далее) помощник режиссёра. Для него ориентир – музыка, а для костюмеров и реквизиторов – мизансцены, – растолковал заведующий художественно-постановочной частью Владимир Дунчев.

Кстати, опущенный занавес ещё не означает, что обязанности сотрудников художественно-постановочной части закончились. Из театра они уходят одними из последних. Такой вот круговорот: от демонтажа декораций после одной постановки до сбора – к другой. И порой на это есть лишь одна ночь.