Наталия Касаткина: «Хороший балетный спектакль всегда понятен зрителю»
Дата: 21 апреля 2021 Место: Астрахань - Москва Автор: Людмила Кочина

Вот уже 55 лет Театр классического балета Владимира Василёва и Наталии Касаткиной радует зрителей по всему миру своими совершенно особенными спектаклями. Они понятны и доступны любому, даже самому неопытному театралу, и в то же время в них бережно сохранены традиции классики. С 22 по 24 апреля прославленный коллектив впервые выступает в Астрахани. Что и стало поводом для эксклюзивного интервью с его художественным руководителем и одним из основателей Наталией Касаткиной.

Гастроли – это счастье

- Ваш театр почти пять лет участвует в программе «Большие гастроли». Как встречают коллектив регионы?

- Всегда замечательно. Даже лучше, чем Москва, потому что в регионах зрители соскучились по хорошим настоящим постановкам. У нас есть и классические спектакли в интерпретации Василёва и Касаткиной, и авторские. И авторские наши балеты производят ошеломляющее впечатление: люди за пределами столицы, как правило, ничего подобного не видели.

Выезжать на гастроли – это всегда трогательно. И для нас это огромное счастье – выйти на сцену, принять аплодисменты.

- Было ли нечто подобное программе «Большие гастроли» в вашу артистическую бытность в советском балете?

- Я работала в Большом театре 20 с лишним лет. И каждое лето мы выезжали и за рубеж в рамках гастролей Большого театра, и в регионы отдельными группами со спектаклями и концертами. Нас всегда хорошо принимали, и для нас это было очень важно.

- Будучи солисткой Большого, вы танцевали в легендарных спектаклях – «Лебединое озеро», «Раймонда», «Золушка», «Дон Кихот»…

- Воспоминания о том времени остались самые тёплые. Больше всего я любила «Весну священную» Стравинского, где исполняла главную роль. Но и многие другие тоже. Один из вариантов «Спартака» я танцевала. Причём моим партнёром был Марис Лиепа – он был Спартаком.

В лучших традициях

- Как вы пришли к тому, что решили сами ставить спектакли, а затем и руководить театром?

- Я не решила. Так сложилось. Я очень любила танцевать. Слушать музыку и танцевать – это самые счастливые обстоятельства моей жизни. И это помогало мне и потом, когда мы с Василёвым начали ставить спектакли. Начал он. Я потом к нему присоединилась. Сначала он поставил спектакль для меня, а потом уже мы стали ставить вдвоём.

И вот это выучка нам очень помогала. Мы могли не только сочинить – мы могли показать артистам, донести до них, как сделать самым лучшим образом.

- Театром классического балета вы руководите уже многие годы – с 1977-го. Какими достижениями особенно гордитесь?

- Во-первых, у нас очень большой репертуар – больше 25 спектаклей. Во-вторых, из театра вышли звёзды мирового балета, такие как Владимир Малахов, Станислав Исаев, Ирек Мухамедов, Галина Степаненко и многие-многие другие. Это выдающиеся солисты, которые являются обладателями золотых медалей и премий престижных конкурсов. И сейчас у нас – новое поколение артистов, тоже очень талантливых.

- Есть ли в театре какие-то основополагающие творческие принципы, на которые не повлияло время?

- Мы поддерживаем лучшие традиции балета в своём коллективе. Ведь мы – выходцы из Большого театра. Мы – Театр классического балета. Мы никогда не гнались за модой, всегда исходили из сюжета и музыки.

Беседы со Стравинским

- Как вы работаете со спектаклями классического наследия, делая свои постановки?

- Прежде всего, для нас в классическом наследии интересно и важно само классическое наследие. То есть если мы ставим «Лебединое озеро», то всё, что касается лебедей, поставленное нашими предшественниками, мы свято сохраняем. Тем более, нам очень повезло: нам помогали наши старшие педагоги, которые собственно общались с первоисточником – постановщики «Лебединого озера» ещё были живы, когда мы танцевали. И они всё передавали нам. И мы сохраняем то, что знаем сами.

Но сам сюжет мы стараемся приблизить к современному зрителю. Так, «Лебединое озеро» у Чайковского в музыке заканчивается трагедией, но при советской власти это было невозможно – всё должно было быть позитивным и светлым. Мы первыми позволили себе сделать то, что написано в музыке: и принц, и Одетта погибают – как и лебеди, они не могут существовать друг без друга; зато остальные девушки-лебеди избавляются от заколдовавших их чар.

- Балет иногда называют искусством для избранных, не всем понятным. Согласны ли с таким мнением?

- Если спектакль непонятен без либретто, значит, это плохой спектакль. У нас таких нет. Наш постулат – все жанры, кроме скучного. Мы делаем спектакли так, чтобы они были нескучными и понятными. Потому что если спектакль непонятен, то зрители не будут сочувствовать персонажам.

- В вашей биографии постановщика есть интересный эпизод – во времена оттепели в 1965 году вы первой в СССР обратились к музыке Игоря Стравинского, поставив его «Весну священную» в Большом театре.

- Да, и у нас были большие неприятности с руководством. Министром культуры тогда была Фурцева. Она была против, потому что Стравинский бал эмигрантом. Но мы всё-таки это сделали и, в общем-то, мировое имя мы получили, когда вывезли этот спектакль в США. Встретились с самим Стравинском, ему всё очень понравилось. У нас состоялась беседа, которая была записана и помещена в книгу Геннадия Рождественского (он был нашим дирижёром на этом спектакле и в целом на тех гастролях по США) «Беседы со Стравинским».

Астрахань, встречай!

- А вообще – сложно ли вывезти балетные спектакли на гастроли?

- Подготовка очень длительная. Готовясь к нынешнему выезду в Поволжье, мы репетировали каждый день – и отдельные моменты, и полностью спектакли для того, чтобы выступить как можно интереснее. Вводили в спектакли новых артистов: танцуют и наши ветераны, и молодое поколение. Мы всегда изо всех сил стараемся, чтобы выступить как можно лучше.

- Как в условиях гастролей происходит адаптация артистов к балетным площадкам?

- Из-за того, что мы часто выезжаем на гастроли – и за рубеж, и по России – то для нас такой особой сложности от того, что мы меняем площадки, нет. Мы быстро адаптируемся. К тому же нам заранее присылают планы площадок, и мы уже в репетиционных залах приспосабливаемся к их параметрам.

- Каков, на ваш взгляд, уровень российских театров, их оснащения, учитывая, что коллектив за годы участия в «Больших гастролях» побывал во многих городах?

- По-разному. Конечно, хотелось бы, чтобы условия были лучше. И оснащение – и техническое, и световое. Временами это бывает прекрасно, а временами нам всё-таки чего-то, но не хватает для того, чтобы показать каждый спектакль в полную силу и в самом лучшем виде. Даже так – часто не хватает. Хотелось бы, чтобы театрам помогали, и чтобы в театрах и собственные спектакли, и гастрольные выглядели лучше.

- А Астраханский театр оперы и балета?

- Вот тут вот условия великолепные! И мы ждём очень встречи с этим театром, потому что в этом театре мы расположимся, конечно, самым лучшим образом.